Г.А. Чернов об известняковом каньоне на реке Нияю

Вот таким предстал известняковый каньон реки Нияю в далеком июне 1962 года перед Георгием Александровичем Черновым, первооткрывателем Воркутинского угольного месторождения:

«…Лишь в 1962 году удалось продолжить маршрут вокруг Енганэ-Пэ. В начале июня, когда в тундре еще лежал снег, мы приехали на станцию Сейда Печорской железной дороги, а отсюда — 96 километров до станции, затерявшейся среди сумрачных снеговых Уральских гор. Здесь базировалась воркутинская партия разведчиков. Я пришел к начальнику партии с предписанием руководства Воркутинской экспедиции выделить нам два вездехода для переброски в верховья реки Нияю.
Выезжаем неприветливым, сырым утром. В горах стоит сизый туман. Кое-где в долинах лежит снег. На южных склонах пятнами пробивается жалкая тундровая растительность. Безжизненные горы холодного, сурового Полярного Урала. Машины идут вдоль склона хребта, иногда забираясь и на самый склон, на твердую почву, избегая засасывающих болот, раскисших от весенней распутицы.

Приехали на Нияю. Вездеходы отправились обратно. Разбили лагерь. В крутых излучинах реки по берегам огромные толщи плотного снега. Он будет лежать здесь все лето — такова природа этого края. Нияю оказалась спокойной рекой. Поплыли вниз, описывая по пути редкие и небольшие выходы пород палеозоя. Вскоре эти выходы исчезли. Река превратилась в озеро. Наш резиновый плот почти стоял на месте. На этом отрезке река текла в так называемой Нияюской депрессии, или межгорной впадине, налево возвышался хребет Енганэ-Пэ, направо — западный склон хребтов Манита-Нырд и Ния-Хой.

По характеру течения догадались, что впереди какая-то преграда, подпруживающая реку. Наконец до нас донесся шум воды. И надо отдать должное нашей осторожности. Вовремя причалили к берегу. За поворотом реки по обоим берегам выступали скалы, появлению которых мы обрадовались. Вода с этих скал низвергалась водопадом с высоты полтора метра. А далее река оказалась непригодной для плавания. Совершенно непредвиденное препятствие, а геологи Воркуты уверяли нас, что Нияю легко проходима на лодках! Прошли вдоль каньона берегом добрых три километра, так и не увидев на этом расстоянии проходимых плёсов. Решили спустить лодку через водопад на веревках, как это уже делали не один раз. Но в данном случае мы недооценили силу падающей воды. Обернутая в брезент, лодка, поддерживаемая веревками с обоих берегов, нырнула в воду вверх дном и исчезла в пучине водопада. Выловили ее в двух километрах ниже по реке, часть вещей утонула совсем. Пришлось отказаться от такой «переправы».

Перетаскивали все имущество на собственных спинах в середину каньона. Здесь разбили лагерь. Работали около двух недель. А потом тем же способом переправились в нижнюю часть каньона — это еще три километра. На этом расстоянии Нияю текла небольшим ручьем в узком ущелье по каскаду водопадов. Нагрузились и отправились в первый маршрут. Пришли в изнеможении от усталости. Не хотелось двигаться, чтобы разжечь костер и вскипятить чай. Вдруг услышали шум мотора вездехода. Он шел с Урала вдоль высоковольтной линии. Как нам повезло: вездеход пустой! Через двадцать минут мы со всем своим грузом оказались у нижнего водопада Нияюского каньона.
Разрез в каньоне оказался на редкость интересным. Здесь обнажались рифовые силурийские известняки с огромным количеством ископаемой фауны. От каньона дорога была уже знакома. Мы быстро и без труда спустились до «развилки». Отсюда — опять с попутным вездеходом — выбрались в Воркуту.»

Источник: «Полвека в Печорском крае» Г.А. Чернов (Издательство «Мысль» 1974 г.)

Фото: Polar Travel (сделаны в конце июля 2016, естественно, уровень воды в Нияю гораздо ниже того, который увидел Чернов в начале июня)