В бассейне реки Кары. 1962 год.

По материалам книги Г. А. Чернова «Печорский край — судьба моя», 2002 год.

Георгий Александрович Чернов (1906—2009) — советский геолог, доктор геолого-минералогических наук, Заслуженный геолог РСФСР (1987). Первооткрыватель Воркутинского угольного месторождения и нефтегазоносного района Большеземельской тундры, включающего Усинское и Харьягинское нефтяные месторождения.

Результаты предыдущей экспедиции позволили наметить дальнейший путь нашей партии — на северо-восток Большеземельской тундры, к реке Каре. в 1948 году мы охватили исследованиями лишь самое верхнее течение Кары и расположенные рядом окрестности горы Гнетью. Теперь предстояло обследовать среднее течение этой бурной, коварной и своеобразной реки. Вездеход из Хальмер-ю доставил нас на несколько севернее стоянки 1948 года. Отсюда пешими маршрутами мы обошли Большую и Малую Кару, долины которых углубляются в горы Уральского хребта.

Река Кара
Река Кара. Фото: Евгений Спиридонов

От Гнетью начинается наше путешествие на грандиозном плоту, составленном из четырех резиновых лодок, по суровой красавице Каре. В геологическом отношении район оказался весьма интересным. Кара прорезает с юга на север хребет Пай-Хой, унаследовав древнюю дочетвертичную долину, представляющую собой корытообразный каньон среди высоких, крутых и выглаженных ледником скользких скал. Каждый участок каньона отличается своим характером. Течение быстрое, нередко с водоворотами. Встречаются такие отрезки, где совершенно невозможно причалить к берегу. Сооружая свой плот, мы имели ввиду именно коварный характер реки и её стремительное течение, ибо ему не в состоянии противостоять никакие лодки, никакие весла и никакие, тем более наши, силы. Действительно, какие «силы» могут быть у четверых молоденьких ребят, одной женщины и меня, бывшего в уже зрелом возрасте. Поэтому только осторожность могла обеспечить благополучный исход нашего путешествия. Перед каждым каньоном приходилось останавливаться, прежде чем пускаться вплавь.

Река Кара
Беломраморный каньон. Фото: Евгений Спиридонов

Вот проплываем светлые, слегка розоватые, мраморизованные известняки и мраморы, эффектно возвышающиеся от самой воды. Живописный пятидесятикилометровый участок реки заканчивается неглубоким каньоном с небольшим водопадом в его нижнем конце. В каньоне — совершенно отвесные скалы белых мраморов. Мы проходим целую галерею сказочных ущелий и совсем незаметно выплываем на широкий плёс. Далее Кара вновь устремляется в каньон с быстрым течением и неприятными порогами. Когда-то мраморизованные известняки возвышались вертикально от воды. Но покровный ледник, двигавшийся с севера на юг, выгладил эти отвесные скалы, и теперь пласты обрываются острыми уступами в воду. Намечаем фарватер. Здесь важно попасть в основную струю зигзагообразного потока. Рискуем. Пусть этот, потребовавший огромного напряжения сил, был завершен через 20-30 минут, когда наш плот выскочил на тихий плёс.

Река Кара
«Каньон с неприятными порогами» Фото: Евгений Спиридонов
Река Кара
«Каньон со спокойным течением». Фото: Евгений Спиридонов

А через 35 километров — снова каньон, правда, со спокойным течением. После семикилометрового спокойствия готовимся к встрече с новой опасностью. Впереди — каньон необыкновенной красоты, тянущийся на полтора километра, с совершенно непроходимым «Карским водопадом» в середине каньона. Перед этим каньоном с берегами высотой 60-70 метров О.О. Баклунду, путешественнику начала нашего столетия, посчастливилось в свое время повстречать кочевников и избежать роковой встречи с водопадом. Осмотрев каньон, мы находим подходящее место для причала перед самым водопадом. В каньоне стремительное течение и масса порогов. Основной поток воды направляется к отвесным скалам, перекатываясь с уступа на уступ. В узком пятиметровом рукаве собирается огромная масса воды, плотной струей устремляющаяся сначала к левому, затем к правому берегу, и, перекатываясь через двухступенчатый каскад двухметровой высоты, она бьет в нишу левого берега. Тем временем фотографируем это грандиозное творение природы. Выгружаем вещи и перетаскиваем их по скалистому склону, спускаем лодки на веревках по волнам водопада. Пошёл дождь. Все вокруг посерело, а в узком каньоне, где мы трудились, стало совсем темно, поэтому ниже водопада останавливаемся на ночевку.

Река Кара
Каньон «Карского водопада». Фото: Евгений Спиридонов
Река Кара
«Карский водопад» (он же водопад Буредан). Фото: Евгений Спиридонов

Любопытные явления — разнообразные по форме «исполиновы котлы» в скалистых склонах, достигающие у Карского водопада грандиозных размеров. Здесь сохранились котлы времен покровного оледенения, образовавшиеся миллионы лет назад и срезанные в верхней части ледником. Сам водопад со времен образования «исполиновых котлов» отступил вверх по реке метров на восемьдесят, а русло реки углубилось метров на десять. Поражают котлы исключительно правильной округлой формы со строго вертикальными стенками; их размеры достигают двух метров глубиной и одного метра в диаметре. В таких котлах находится галька, иногда совершенно правильной округлой формы. Эта галька при вращении водой как раз и точит известняк. «Исполиновы котлы» раскрывают историю образования долины Кары, которая существовала здесь много миллионов лет назад.

Река Кара
«Исполиновы котлы» Карского водопада. Фото: Иван Костогоров

Ниже этого каньона на Каре еще много опасных мест. Предварительно осматривая каждый порог, в один из водоворотов мы оказались всё-таки затянутыми, причем так быстро, что не успели даже опомниться. Так, обогнув две крутые излучины с резким поворотом с юга на север, за один из них мы неожиданно попали во власть стремительного течения. В коротеньком десятиметровом плесе на было никакой возможности причалить к берегу, а вода между тем на этом промежутке падала с полутораметровой высоты со скоростью до 10 км в час. Лодки будто катились с ледяной горы. Внезапно мы налетели на подводный островок. Я успел крикнуть, чтобы держались за веревки, как одна половина плота, состоящая из двух лодок, нырнула вниз. Нас всех захлестнуло водой. Наконец, подпираемые высокими волнами, и последние две лодки свалились вниз. Потом плот несколько раз развернуло в водовороте у левого берега, и перед глазами предстала огромная отвесная скала в виде гладкой стены, за которой ничего не было видно. Поток воды понес наш плот именно к этой стене, и мы напрягли все силы, чтобы вовремя от неё оттолкнуться. К счастью, за скалой оказался тихий плес с песчаными берегами. Не помня себя от радости, мы причалили к пляжевому берегу, с ног до головы мокрые и порядком напуганные случившимся.

Река Кара
Район происшествия с плотом Чернова. Фото: Иван Костогоров

На другой день мы осмотрели место происшествия. Долина Кары здесь резко суживается. По обоим берегам на протяжении трехсот метров выступают сильно смятые в складки слоистые известняки и кремнистые яшмовидные сланцы. Яшмы выступают из воды острыми гребнями, на месте известняков, наоборот. образовались глубокие промоины. Вода, падая с яшмовых гребней, клокочет в глубоких ямах. С высоты это место выглядело как кипящий котел. Мы еще раз воздали должное нашему резиновому плоту, благодаря которому остались живы и невредимы.

Река Кара
«Яшмовые ворота Кары» (они же порог Карские ворота). Фото: Иван Костогоров

Ниже яшмовых ворот Кара становится широкой и глубокой. из воды восстают одиночные скалы. Многие из них — как головы древних рыцарей в шлемах, поставленные на пьедестал. Встретились нам и «часовой на посту», и «голова дикой птицы», и «пирамида», и «крепостные ворота». А в одном месте на гладкой поверхности темной породы были ярко видны буквы «М» и «С» из более светлой породы, как будто кто-то оставил свои инициалы. Да, Кару надо видеть, по ней надо плавать, и это запомнится на долгие годы. По возвращении в Воркуту нам никто не верил, что мы безболезненно прошли все каньоны и пороги. Это побудило нас несколько позже составить карту реки Кары для туристов.

Река Кара
Одиночные скалы. Фото: Иван Костогоров

Незабываемое впечатление оставляют последние скалы, сложенные темно-серыми туфобрекчиями мезозойского возраста. Скалы возвышаются над рекой метров на семьдесят и тянутся километра на три вдоль реки. Вверху туфы изрезаны небольшими овражками, так как они легко разрушаются: это своеобразная порода, состоящая из вулканического пепла, пористая. отчего кажется легкой, но довольно плотная. Когда проплываешь мимо этих скал, кажется, что эта вся масса рухнет на тебя.

Река Кара
Туфобрекчии мезозойского возраста. Фото: Иван Костогоров

Далее по Каре, как по Коротаихе, пришлось идти вниз на бечеве, пока мы не повстречали перед самой Карской губой ненцев, перевозивших оленье мясо. Они взяли нас со всем нашим грузом на борт своей «доры». В Карской губе нас застал туман: плотная белая пелена окутала все вокруг. Здесь уже чувствовалось влияние океана. «Дора» качалась на волнах, как щепка. Помню, как волновался ненец, стоявший у руля, отыскивая фарватер. Эти мореходы ходят не по компасу, как принято, а по интуиции и по времени. Рассчитывая добраться до поселка Кары за три часа, мы блуждали в тумане пять часов. Из аэропорта этого вполне благополучного поселка (здесь оказалась даже гостиница) рейсовым самолетом мы вылетели в Воркуту.

Фото: Polar Travel, Иван Костогоров